.

О ферме ~ Купить перепёлок, яйцо, клетку ~ Разведение ~ Инкубаторий ~ Бизнес ~ Мастерская ~


И будут Севан и охота...


Именно в Цахкадзоре мне впервые довелось тренироваться в условиях среднегорья, и надеюсь, что в дальнейшем этот опыт поможет в горных охотах, которые, хочется верить, еще ожидают меня впереди.

Охота на перепелов в Армении Приехав в Армению впервые, после непродолжительной акклиматизации мы с тренером отправились осмотреть окрестности. Увиденное произвело на меня сильное впечатление: между дубами, росшими на склонах гор, густые заросли крыжовника, малины и барбариса, переплетенные лианами. Все это создавало впечатление дикой, необузданной природы. То тут, то там встречались хорошо заметные тропы животных, которые выводили к воде. В горах вода – богатство, а в засушливое летнее время это особенно заметно.

Однажды утром, штурмуя в очередной раз вершину Алибека, буквально нос к носу столкнулся с огромным медведем. Мы и раньше видели его, мирно пасущегося на лугах рядом с границей леса. О нем на базе ходили легенды. От охотников он уже не раз уходил, и не один местный бычок стал добычей опытного топтыгина. В общем, в буквальном и переносном смысле стреляный воробей.

Так вот, поднимаясь вверх по лесистому склону, я вдруг услышал звук, похожий на чье-то хрипение. Повернул голову влево и от неожиданности замер. Буквально в двадцати метрах от меня, выше по склону, торчала недовольная мохнатая морда хозяина местного леса, разбуженного нашим неожиданным вторжением.

Внутри как-то сразу и похолодело, и стало жарко. Медведь, видимо, не ожидал в такую рань – а было семь утра – увидеться с нами, и эта встреча его явно не вдохновила на радушие.

Мозг лихорадочно работал, перебирая возможные варианты спасения. Впрочем, одно было совершенно ясно: пытаться убежать бессмысленно. Я оглянулся на тренера – он точно так же оцепенел. Я был настолько напряжен, что не нашел ничего умнее, как сказать: «Манвел, смотри, медведь!»

Звук человеческой речи в утренней тишине, наверное, был для мишки громом среди ясного неба. В следующую секунду медведище развернулся на 180 градусов и ринулся вверх по склону. Вряд ли я когда-либо забуду, как от медвежьего спурта земля ходуном заходила у меня под ногами. К слову сказать, одновременно с медведем стартовал и мой тренер. Мне никогда не доводилось видеть, чтобы люди бегали так резво. Буквально через пару секунд оба исчезли из вида.
 

Валуев на охоте на перепелов в Армении


Этот случай мог закончиться не так комично, подойди мы к мишке немного ближе. По большому счету, нам здорово повезло в тот раз, и на том спасибо Господу Богу. Медведь действительно был огромным. В следующие приезды мы не раз еще слышали рассказы местных жителей о его «подвигах». С того раза тренер всегда брал с собой в горы железный прут, и мы каждый раз, пересекая лес, – охотники сейчас обхохочутся – старались побольше шуметь. Дальше лес заканчивался, и начинался пояс альпийских лугов, где на пути к вершине нам то и дело встречались перепела, взлетавшие прямо из-под ног. С тех пор я и стал мечтать о том, чтобы побывать на охоте по перепелу, поскольку мои друзья из Арташата часто рассказывали мне о ней.

Вот так и родилась идея поехать в поля по берегам реки Аракс, на приграничную с Турцией территорию. Съездив для начала на Севан, накупавшись вдоволь и наевшись знаменитых севанских раков и севанской печеной форели, по-местному шихан, мы отправились к бывшей древней столице Армении – городу Арташату.

Поля вдоль границы в долине Аракса засеяны бахчевыми культурами. Тут и помидоры, и кабачки, и огурцы, и дыни, и арбузы – и все это растет не в парниках, как мы привыкли, а высажено прямо в грунт под солнечные лучи, а уж солнечных лучей в Армении хоть отбавляй. Тут, в этих полях, и любят прятаться жирные, но очень шустрые перепела.

Полтора часа езды на машине от Севана – и вот мы уже на месте. По дороге миновали одно из известнейших мест Армении под названием Хорвираб, но о нем несколько позже.
 

Охота на перепелов в Армении


Выгрузившись из машины, мы надели длинные брюки и кроссовки. Дело в том, что перепел забивается в такие дебри, что его оттуда буквально приходилось вытаптывать. Собак с нами не было, поэтому, зарядив двустволки «семеркой» и «девяткой», растянулись цепью, стараясь держаться метрах в десяти друг от друга. Решили начать с помидорного поля и медленно продвигаться в сторону реки. Солнце уже начало припекать. В ответ на вопрос, почему начинаем так поздно, мне объяснили, что днем в жару перепел сидит крепче и подпускает ближе.

Дружно двинулись вперед. Вокруг везде краснели помидоры, и при желании можно было сорвать бордовый плод и с наслаждением грызть сочную мякоть. Пройдя почти все поле, мы так и не подняли ни одного перепела. Вот уже показалась излучина Аракса. Шедший рядом со мной Григор начал рассказывать, какие там водятся сомы. Я отвлекся на его рассказ и прозевал перепела, взлетевшего немного левее от меня. Запоздало проводив его стволом полуавтомата, я засмеялся, заметив, что дичь в угодьях все-таки есть.

Взлетевший буквально из-под ног перепел заставил нас усилить внимание. Мы не прошли и 50 метров, как вдруг из мелиоративной канавы в разные стороны сорвались два перепела. Один из них был добыт буквально на взлете, а второму удалось, прикрывшись травяной куртиной, уйти победителем. Что же, с почином, Глеб Егорыч. Приободренные успехом, мы двинулись дальше. Заметив, что перепела взлетали из канав, я сместился немного ближе к реке. Там этих рытвин было больше, да и растительность не так выжжена солнцем.

Огибая очередной куст колючего кустарника, услышал хлопанье крыльев взлетающей птицы. Мгновенная поводка влево – и на мушку ложится силуэт улепетывающего перепела. Я взял немного повыше, а перепел уже перешел на прямой полет. Выстрелил на пределе. В воздухе осталась пара перышек. Подошел, поднял еще теплую добычу, засунул в сумку. Сердце учащенно билось. Сбоку послышались приветственные крики и поздравления – ребята видели мой выстрел.

Медленно двинулись дальше. Зазвучали выстрелы с другого края нашей линии. Все перепела, словно прячась от полуденной жары, взлетали из крепких мест, покрытых густой травой и рогозом. Так, переходя от поля к полю, мы не заметили, что прошло три часа, а солнце жарило не на шутку. Решили заканчивать охоту. Мне довелось еще пару раз выстрелить, но оба раза неудачно, ну да ничего, главное – процесс. В этот день все получили массу удовольствия.

На обратном пути я решил пройти берегом Аракса, чтобы проверить одно перспективное местечко, которое заметил, еще двигаясь вперед. Медленно ступая, раздвигая ружьем камыш, иду вдоль заболоченного берега. Прошел метров сто, не больше. И вдруг оглушающее хлопанье крыльев – взлетела пара уток. Бью в угон ближнюю. Вижу, что попал. Утка, на лету потеряв несколько перьев, начинает заваливаться вбок, но потом выравнивается и, на свою беду, налетает на охотников, идущих справа. Короткий дуплет – она камнем падает в поле. Достойное завершение нашей охоты и приятное добавление к вечерней шурпе.
 

Дикий перепел в Армении


После охоты настроение у всех было приподнятое, и наши гостеприимные хозяева пригласили нас съездить в Хорвираб, благо до него рукой подать. Дорога до Хорвираба заняла каких-то полчаса, которые за разговорами пролетели совершенно незаметно. Строили планы на будущее. Григор предлагал приехать в следующий раз пораньше на неделю, чтобы, не торопясь, съездить на охоту до тренировочного сбора. Предлагалось посетить заказники в районе Карабаха, где водится множество разнообразной дичи. Горные козлы, бараны, серны, муфлоны, медведи – все они, по словам наших друзей, часто встречались в тех местах. Оставалось дело за самым малым: найти время и приехать, но это, пока я активно занимаюсь спортом, была и будет главная проблема и препятствие к осуществлению самых радужных охотничьих планов.

Вдали показалась церковь Хорвираб. Теперь, как и обещал, сделаю небольшой экскурс в историю маленькой, но гордой Армении, хотя в стародавние времена это была огромная империя от моря до моря, и неспроста армяне так гордятся своей древней и славной историей. Мы вышли из машин и направились в сторону церкви, медленно поднимаясь по ступеням каменной лестницы. Чарующие звуки дудука были слышны нам еще снизу, видимо, кто-то решил поиграть на этом древнем и немного грустном музыкальном инструменте. Когда мы поднялись вверх, нам открылся изумительной красоты вид на Арарат: его вершины были покрыты снегом, видимость прекрасная. К сожалению, Арарат, этот библейский символ Армении, находится сейчас на турецкой территории. После страшного геноцида армян эти территории были аннексированы Турцией, и теперь армяне вынуждены наблюдать за своим национальным символом издалека. Печально, конечно. Хорвираб же славен тем, что с этого места христианство в свое время распространилось на всю Армению и стало государственной опорой и верой армянского народа.

Существует легенда, вкратце она звучит так. Царь Армении заточил монаха-христианина в яму, в которой он, благодаря заботе девочки-пастушки, прожил долгие годы, но не потерял жизненной силы и твердости убеждения в своей вере. Когда же у царя начались беды в стране и в семье, он вспомнил о монахе и, не веря в чудо, отдал приказ его разыскать. Открыли яму и с удивлением обнаружили там живого монаха. Привели его к царю, и святой вылечил его и семью. С того момента в государстве все наладилось. Повелением царя Тиграна христианство навсегда стало государственной религией.

Вот такая история. На прощание я повязал платок на Дерево желаний. Через два года мое желание сбылось, и теперь, кроме сына, у меня растет дочурка. Уж не знаю, станет ли она со временем охотиться, но, когда вырастет, обязательно свожу ее на то самое место. Кроме того, загадал, что еще раз обязательно посещу Армению, непременно встречусь со своими друзьями. И будут костры, Севан, дудук и, конечно же, знаменитый армянский шашлык под прекрасное вино «Вернашен» и охота, охота, охота.

Николай Валуев
Журнал «Охотничий двор» № 8 (август) 2010 г.


Перепелиные яйца